У меня не было короткой стрижки никогда в жизни, — призналась Липа за несколько часов до того, как оказалась в кресле стилиста. — Более того, сколько себя помню — всегда отращивала локоны. Закадровая подготовка обычно не подразумевает осторожного обращения с волосами, стилисты делают укладки наспех, поэтому периодически приходится серьезно лечить их. Моя подружка Ира Дубцова шутит, что я так внимательно отношусь к ним, что знаю каждый волос по имени: вот этот Елисей, этот Владимир… (Смеется.)

И все же ты решилась на стрижку.

У меня был сложный год. Не стало моей бабушки, это неожиданно случилось, когда я была на «Детской Новой волне». Мне нужно выходить на сцену и нести людям радость, а у меня горе. Три года болеет мама, о болезни которой я узнала, когда родила дочь. Все привыкли, что я всегда позитивна, улыбаюсь, не теряю самообладания. А я порой думаю, что живу вопреки. В какой-то момент пришло понимание: хочу что-то изменить, мне это необходимо. Поэтому стрижке быть, хоть это и временное решение — ходить с ней долго я не планирую.

Ты не боишься, что тебя перестанут узнавать?

Боюсь, что не узнают дети. Мелисса любит делать мне прически, она может расстроиться. Никону 9 месяцев, он не видел меня 5 дней, пока я на фестивале. Вернусь с другой прической. Переживаю немного.

Источник: ru.hellomagazine.com